Свет

Мама

1939 год, Мытищинский машиностроительный техникум, 18 лет, спортсменка № 48, счастливые лица...

IMG_2113.JPG
трикотаж

Бессвязный мемуарчик

Originally posted by kizune at Бессвязный мемуарчик
Когда я была совсем мелкой, мама обычно брала меня с собой на первомайские и ноябрьские демонстрации трудящихся. Ежели кто слишком юн для того, чтобы их помнить, то подскажу, что это были такие странные мероприятия, на которых советских трудящихся, построенных в колонны, демонстрировали высокому руководству по случаю праздника. Руководство стояло на трибуне на главной площади города и временами устало помавало рукой, а трудящиеся волокли мимо него его же, руководства, портреты, бумажные цветы и малоинформативные (чтобы не сказать идиотские) лозунги, типа «Мир! Труд! Май!». Вряд ли руководству это было особо нужно: стоять несколько часов и смотреть на однообразную людскую волгу – занятие утомительное. Трудящихся и вовсе сгоняли на это мероприятие насильно (правда, как это часто бывало в Советском Союзе, многие мазохисты находили в этом своеобразное удовольствие, ну, так те же мазохисты и маханию метлой на субботниках радовались). Скорей всего, всё это мероприятие было призвано морально давить на случайно затесавшихся в толпу проклятых буржуинов, демонстрируя мифическое единство партии и народа и не менее мифическое одобрение народом всех и всяческих действий партии.
Но что-то я отвлеклась.
Collapse )

Мои одесские дворы. Первый.

Дамы и господа.
Мои одесские дворы...
Так получилось, что оба они расположились на знаменитом перекрёстке - Канатная угол Малой Арнаутской. Да, той самой, где делали всю контрабанду в Одессе. За мной долг - рассказ о двух моих дедах, один из которых эту самую контрабанду и делал. Но это - отдельная история. А пока ныряем в подъезд одесского дворика. Прямо у входа на улице гостей встречала бодега. Одесситы отличились и здесь. Обычные винарки, распивочные, рюмочные в городе носили это звучное испанское имя. Никакого хереса, красивого садика и патио к бодеге не прилагалось. Если, конечно, не считать хересом бойко шедшие в разлив бормотуху, чернила и "биомицин" - разновидности вожделенных креплёных вин, красивым садиком - кривую акацию на углу, безнадёжно продолжавшую цвести одной своей высохшей веткой, а патио - собственно наш дворик. Рядовые "синяки", ухватив заветную стакашку, заползали в подъезд, страстно впускали содержимое внутрь и немедленно выпускали наружу, оставаясь лежать у ворот. И только "стойкий оловянный солдатик" запаха постоянно витал над блаженными улыбками несостоявшихся праведников. В священные глубины двора добирались лишь избранные. Дяди Толя, Петя и Вася шли с бутылками и серьёзными намерениями в поисках светлого будущего. Оно ждало их в глубине, сразу за последней парадной. Но мы пока не последуем за ними, а "пойдём другим путём". Всему своё время.


  Фотограф Георгий Исаев
Collapse )
Tel-Aviv

Стройотряд "Квант-84"



Стройотряд МИИТа "Квант-84" на Лионозовском электромеханическом заводе. Раздевалка. Сзади - календарь: синие пачки "Космоса" - рабочие дни и красные пачки "Столичных" - воскресенье. Последняя пачка - какая-то дешёвая, у народа денег на более дорогие сигареты уже нет. Итак, сегодня среда, видимо, 22 августа 1984 года или 15 августа.

Всем по 19 лет.
Грустно оттого, что одного из присутствующих уже нет в живых.

Ливерпуль: Все что тебе нужно - это Любовь (фестиваль к 50ти летию Битлз )


Посмотреть на Яндекс.Фотках
на этом острове дождь лил неперeставая , в самое сердце его обитателей, вот уже целую вечность, Робинзон уже подумывал о том , чтобы продать свой шевроле в стиле Джим Моррисон , ожидая хрустальные корабли в Альберт Доке , как вдруг:
Collapse )
я
  • karmit

Маме 4 года. ГДР, 1956 год



Маминому отцу в 1956 году было 28 лет, он был офицером и служил в ГДР, там же была вся семья. В том же году родилась моя тетя.Помню, как я в детстве доказывала всем, что моя тетя родилась в ГДР и поэтому она немка :)
О том периоде помню смутно какие-то бабушкины рассказы. Знаю, что в том же 1956 году деда вызывали в Венгрию, и что он совершенно не хотел рассказывать, что он там видел. Мне представляется, что или с него брали подписку о неразглашении, или то, что он там видел, было ужасно. А может быть, и то, и другое. Во всяком случае, даже в перестройку рассказов от него было не дождаться. При том, что при СССР он был членом компартии, завкафедрой в мединституте, а в перестройку он коммунистов иначе как коммуняками не называл, и запоем читал всякую разоблачающую литературу.
О Германии помню, например, что бабушка рассказывала, как ходили за покупками кду-нибудь, и около магазина на улице было специальное место на земле для сумок - их там оставляли, чтоб не таскать за собой по магазину. Потом забирали все в целости и сохранности. В Израиле тоже так можно делать, и я так часто оставляю вещи. А вот в Союзе - не могу даже представить.